О регуляторных взаимоотношениях различных эндокринных желёз

Вслед за этим, в контексте классического представления К. Бернара о постоянстве внутренней среды и о примате нервной системы в регуляции его химических аспектов (1856), встал вопрос о регуляторных взаимоотношениях различных эндокринных желёз и о нейроэндокринной взаимосвязи. Поначалу идеи эндокринологов сводились к констатации антагонизма или синергизма между разными железами внутренней секреции и отделами вегетативной нервной системы.

Большое значение имели полученные на модели гипофизэктомии данные Дж. Асколи и Т. Леньяни (1912), а также Б. Аллена и Ф.Смита Дж. Грезера (1916, 1920) о стимулирующем действии гипофиза на рост организма, пролиферацию и функцию периферических эндокринных желёз. Среди инкреторных органов появился кандидат на роль центрального регулятора — нижний мозговой придаток. Идея о центральной регуляторной роли гипофиза — одна из главных в медицине первой трети XX столетия. Вдохновлённый ею в годы занятий медициной, доктор М.А. Булгаков впоследствии напишет в «Собачьем сердце» — повести, весь сюжет которой вращается вокруг ксеногенной трансплантации нижнего мозгового придатка: «Гипофиз — закрытая камера, определяющая человеческое данное лицо. Это — в миниатюре — сам мозг... Этих гормонов в гипофизе... господи!» (1925).

В попытках обнаружить системность в «эндокринной системе» сначала X. Эппингер и соавторы, а затем Б. Ашнер (1912) построили первые схемы взаимоотношений эндокринных органов и нервной системы, выглядевшие примерно как на рис. 82.

Комметирование закрыто.